Из письма Алана Уайлдера.... Интереснейшие вырезки из открытого письма Алана Уайлдера (экс-участника гр. Depeche mode)

Из письма Алана Уайлдера... (Интереснейшие вырезки из открытого письма Алана Уайлдера (экс-участника гр. Depeche mode))

Мы живем в технологичном мире, в эпоху постоянных прорывов во всех областях науки. Развитие столь стремительно, что за ним трудно поспеть. Так почему же качество аудио падает? Музыка «звучит» все хуже. Мы прекратили прислушиваться, нам просто некогда. Все, на что у нас есть время это получить прямо в физиономию таранный удар из самого громкого, самого захватывающего внимание шумового винегрета, какой только можно себе представить, пока уши не «завянут» окончательно и желание «сменить пластинку» не возьмет верх. Почему рекламные блоки на ТВ звучат в 2 раза громче остальных передач?

Это единственный способ завладеть нашим вниманием в ВОЙНЕ УРОВНЕЙ.

В последние годы революция в области технологий обработки звука спровоцировала изменения в подходе к мастерингу альбомов. Будучи втянутыми в беспрерывное соревнование, сотрудники отделов по исполнителям и репертуару (A&R), продюсеры и даже сами исполнители требуют от мастеринг-инженеров, чтобы те, посредством цифровой компрессии, взвинчивали уровень до предела, грубо жертвуя при этом динамическим диапазоном.

(Компрессия значительно увеличивает громкость самых тихих элементов микса, сохраняя стабильным пиковый уровень самых громких его частей прим. А. Уайлдера)

В результате избыточной компрессии нюансы звучания замутняются и музыка теряет эмоциональную силу, оставляя слушателей безразличными. Фактически, природа уха такова, что оно само компрессирует мощные всплески громкости, чтобы защитить себя от повреждения поэтому мы и ассоциируем компрессию с уровнем. Эволюционируя, утонченный человеческий мозг привык уделять особое внимание громким звукам, так что, по определению, компрессированный звук для нас более привлекателен. Но это кратковременный эффект. Спустя несколько минут, как показывают исследования, постоянный уровень звука начинает утомлять и раздражать

В настоящее время МР3-сжатие позволяет создавать файлы небольшого размера посредством исключения тех частей музыкальной информации, которые человеческим ухом обычно не воспринимаются. В основном, это самые высокие и самые низкие частоты (поэтому в МР3-файлах не вполне корректно воспроизводится эффект реверберации). Когда уже изрядно «утоптанный» CD-мастер подвергается дальнейшему сжатию в МР3, эффект «пластмассовости» звука еще более увеличивается. Результат неудовлетворительный, рассыпающийся, мутный, пустой саунд, который «не качает».

Все мы знаем, что точно так же, как компакты заменили в свое время винил, МР3 и другие цифровые форматы сейчас быстрыми темпами перенимают у CD статус самого популярного способа прослушивания музыки. Это означает большее удобство в ущерб качеству звука (хотя со временем оно может улучшиться).

Я нахожусь в слегка отличной от других ситуации. Я не являюсь массово успешным артистом с точки зрения коммерции и, в этом смысле, я борюсь за право быть услышанным, как и миллионы других музыкантов. Однако, моя работа в DM обеспечивает мне надежные тылы, а это значило (и продолжает значить), что мне не нужно перекраивать то, что я делаю, чтобы угодить кому-то. Поэтому колебания рынка не слишком меня затронули, и уж точно никоим образом не изменили мой подход к музыкальному творчеству. Они лишь подкрепляют мой цинизм по отношению к несправедливой ситуации, когда большое количество хорошей музыки теряется в куче всякого шлака. Но в этом нет ничего нового. Сущность мэйнстрим-радио не изменилась ни на йоту, журналы воздействуют минимально, влияние телевидения более ограничено, чем когда-либо, несмотря на музыкальные каналы, которые становятся все более маргинальными. Фактически, лучший способ донести вашу музыку до слушателя использовать ее в телерекламе.

С уверенностью можно сказать, что попытки хоть какого-то охвата аудитории с помощью рекорд-магазинов потеряли всякий смысл некоторое время назад. Сети музыкальных магазинов сами либо дышат на ладан (вспомните недавний крах великолепной сети Fopp), либо меняют профиль, фокусируясь на играх, мерчендайзинге, торговле аксессуарами для iPodов и так далее. Борясь за выживание, с их политикой «никаких возвратов», рекорд-магазины оказывают давление на звукозаписывающие компании, принимая на реализацию только стопроцентный «верняк» - продукцию самых коммерчески успешных исполнителей, диски которых точно не останутся лежать мертвым грузом на складских полках

Я давно уже перестал ожидать прибыли от того, чем занимаюсь. Вы можете решить, что я должен быть полон горечи и негодования по отношению к моей рекорд-компании, но, на самом деле, это не так. Mute в этой ситуации в роли жертвы. Реальность такова, что все компании страдают и в отчаянии грызут ногти, пытаясь прийти к каким-то решениям, пока земля уходит у них из-под ног. В случае с Mute, EMI ввела жесткие ограничения на затраты, «переформировывая» и «упорядочивая», «централизируя» отделение и сокращая список исполнителей. Гай Хэндз, большая шишка из EMI, определяет свой бизнес, как «неустойчивую модель», нуждающуюся в «снижении расходов» Городская свалка, ни дать ни взять. (На языке оригинала слова мистера Хэндза гораздо больше подходят под описание мусорного коллектора прим. переводчика). Тонко завуалированная риторика, означающая СОКРАЩЕНИЕ. Он говорит об «исключении дублирования и бюрократии». Итог 2000 служащих должны уйти.

Еще большее беспокойство вызывает предоставленная им информация о том, что на данный момент лишь около 3% всего списка являются доходными и что те, от кого дохода ожидать не приходится, как бы не изменилась модель, могут помахать маме ручкой. Это полная противоположность тому, что я всегда понимал под философией Mute, когда прибыль от самых коммерчески успешных исполнителей использовалась для поддержки других артистов лейбла. Рекорд-компания не продает печеные бобы, она несет искусство в массы. Искусство, вещь, не поддающуюся исчислению. В отличие от печеных бобов.

Бизнес будет откалывать разные штучки, но для артистов и их представителей в первую очередь важно стараться держать вещи под контролем, делая для этого все возможное. Если внимательно оглядеться, можно увидеть возвращение маленьких независимых лейблов , ориентированных на творчество и вводящих в обиход новый принцип действия. Сократив до минимума количество управленцев, они, в основном, оказывают исполнителям логистическую поддержку, организовывая производство и эффективную дистрибуцию по почтовым заявкам через веб-сайты артистов и прочие подобные каналы. Разряжают напряженность. (Это не значит, что нужно наотрез отказаться от идеи выйти на массовую аудиторию посредством iTunes и иже с ними).

Так кого же нам винить во всем этом кавардаке? Показать средний палец воротилам рекорд-компаний, которые давят мух в своих офисах, годами толкая по завышенной цене одни и те же переиздания, пока их A&R-отделы бомбят нас мелкотравчатыми, безликими поп-идолами и неотличимыми друг от друга бой-бэндами? Справедливо ли будет сказать: «Ну, к тому все и шло»? Или назначить козлом отпущения казуала-«неслуха» с кругозором трехлетнего ребенка, живущего в недалеком, фаршеобразном, свихнувшемся на Пэрис Хилтон обществе, сверх меры возбужденного переизбытком жизненного выбора? Общество, которое возводит банальность в ранг ценностей и принимает посредственность без всяких вопросов? А может деградация берет начало в культуре диджеев, где каждый может исторгнуть из своего чрева самое суть рок-н-ролла, подняв классику фанка 70-х, сдобрив ее бессмысленным рэп-лопотанием и назвав получившееся собственной работой? Можно ли вообще рассматривать современную музыку как вид искусства? Или это всего лишь еще один бизнес?