Кто защитит музыку?

Кто защитит музыку? (Кто защитит музыку?)
Анатолий Вейценфельд (По поводу статьи А. Энфи "Век электронной музыки")
"Вы - музыканты! Если вы уйдете, вы продадите свой талант и призвание, и у нового поколения не останется ничего, кроме цифрового семплированного техно, синтезированных ритмов, рэпа, кислотной попсы, слащавых мелодий и бездушной бездарщины".
(Из фильма "Братья Блюз - 2000")

Итак, чтобы не отсылать читателя все время к исходному тексту, для начала коротко изложу взгляд А. Энфи на современный музыкальный процесс.

Автор статьи "Век электронной музыки" полагает, что музыка для акустических инструментов, высшим достижением которой он считает симфоническую музыку, осталась в прошлом. Будущее принадлежит музыке электронной, которую он просит не путать с "попсой", в которой электронные инструменты используются "примитивно". Такую музыку он именует прикладной и считает не заслуживающей внимания - это ведь просто "низкопробные псевдоэлектронные опусы". Немало слов сказано им о "бедности красок" даже и симфонического оркестра, "колористический арсенал" которого "не превышает двух десятков тембров" (поражает точность подсчета!). А. Энфи считает тембр "важнейшей формообразующей функцией" и полагает, что "тембровый дефицит ограничивает композиционные возможности академического симфонизма". Он справедливо утверждает, что "потребность в обогащении тембральной палитры остро ощущалась на протяжении всей эпохи симфонического оркестра". А далее из этой бесспорной посылки делается весьма спорный вывод - "как следствие наступившего в академической музыке кризиса тембра стал быстро вырабатываться ресурс ее композиционных возможностей". Читатель помнит, что эпиграфом к своей статье А. Энфи взял цитату из Б. Асафьева, - так вот, в связи с этим интересно, что сам академик говорил об интонационном кризисе современной музыки, а вовсе не о тембровом. Разница в значимости для музыкального искусства интонации и тембра очевидна, как и безусловный приоритет интонации перед тембром - при всем к нему почтении…

Однако по мере прочтения статьи "Век электронной музыки" удивление возрастает, ибо рисуемая ее автором картина современного музыкального мира выглядит как умирание "старой акустической" музыки и наступление триумфа "новой электронной", которому всего лишь мешает неприятная "низкопробная попса"… Согласитесь, картина узковата, явно "в супе чего-то не хватает"… Возникает вопрос - а где вся вокальная музыка, от оперы и хоров до романсов и песен? Ведь это колоссальный пласт мировой музыкальной культуры! А где джаз во всем его многообразии? Он что, тоже умер, вместе с симфонической музыкой? Более того - а где, собственно говоря, рок?! То ли его отнесли к "низкопробной попсе" (в этом случае восхищает мужество автора, ведь рокеры - народ суровый), то ли к "настоящей электронной" музыке - тогда уже вызывает сомнение музыкальная компетентность автора, вполне продемонстрированная в статье в целом…

Да нет, конечно же, автор статьи знает о существовании этих родов музыки - просто это существование никак не вписывается в его концепцию. А суть ее - вот в чем:
Синтезаторы - выше акустических инструментов ("за разнообразие исполнительских приемов и тонкость музыкальной нюансировки, то есть именно за выразительность звучания, в электронной музыке отвечают сотни контроллеров, что обеспечивает синтезаторам превосходство над акустическими инструментами").
Электронная музыка - выше акустической ("синтезаторное исполнительство гораздо полнее реализует такие основополагающие творческие принципы, как техническая раскрепощенность и вдохновенная фантазия").
Звучание, созданное с помощью компьютерных программ, лучше исполненного музыкантами ("отразить все невероятное количество степеней свободы электронного руления звуком традиционная европейская система нотации не в состоянии").

При этом А. Энфи смешивает совершенно разные аспекты музыки: исполнение и нотную запись. Ведь то, что европейская система нотации не в сос-тоянии передать нюансы и живого исполнения, всем известно и не требует какого-то специального подчеркивания. Подсознательно автору явно хотелось сказать, что синтезатор лучше человека, но выразить это в явной форме он не решился…

Вот еще пример: "ведущие мировые производители музыкальных инструментов свои концертные рояли и другие, изначально "живые", инструменты, изготавливают в акустико-электронных ("дисклавирных", MIDI) модификациях". Да, изготавливают - только вот для концертных ли мероприятий и залов приобретаются дисклавиры? Увы, гораздо чаще они находят себе почетное место в виллах миллионеров, в том числе и в особняках "новых русских", - ведь "сам-по-себе-играющий рояль" - это "круто" и "прикольно". Но не более того…

Вообще смешение разных понятий постоянно встречается у автора "Века электронной музыки". Вот, адресуясь к "защитникам традиции" (эти слова иронически взяты в кавычки), он заявляет: "не следует забывать, что появление "несерьезной" электронной музыки обеспечено очень серьезными достижениями научной и инженерной мысли". Так и хочется сказать: "Ну и что?!" Любой студент-культуролог знает, что научно-технический и культурный прогрессы существуют, мягко говоря, "параллельно", а многие выдающиеся умы прошлого и настоящего и вовсе усматривают "обратную пропорцию" в развитии цивилизации и культуры. И какое отношение имеют технические разработки к художественному творчеству? За "Терминатором" и "Звездными войнами" тоже стоят "очень серьезные достижения научной и инженерной мысли" в области создания визуальных эффектов - но значит ли это, что названные фильмы автоматически являются шедеврами мирового киноискусства?

Вообще, между строк статьи А. Энфи читается не меньше, чем непосредственно в тексте. "Легкость технического воплощения художественных замыслов избавила многих музыкантов от необходимости терять массу времени на изнуряющие занятия рутинной муштрой". А вот тут, как говорится, "тепло…" Ничего не знаю об исполнительских способностях Арама Энфи, но, отдав немалую часть своей жизни "рутинной муштре", подозреваю, что назвать занятия музыкой "муштрой" может только человек, вряд ли являющийся виртуозом…

Кто защитит музыку? (Кто защитит музыку?)
А вот вновь - характерное смешение "зеленого с круглым". "Скрипичная музыка прекрасна, но лучшие скрипки созданы в Италии 17-18 веков, а величайшим гением скрипки останется родившийся в конце 18 века Никколо Паганини. И появление новых великих скрипичных школ больше не предвидится". А Энфи профессиональный музыкант и не может не знать, что скрипичная школа - это школа обучения игре на скрипке, а не школа изготовления скрипок. Также не может он не знать и того, что десятилетия и столетия спустя после Паганини существовали немецкая и французская скрипичные школы, не говоря уж о превосходной советско-российской школе - от Ойстраха и Гольдштейна до Захара Брона. А непостижимо трудные для своего времени, "дьявольские" скрипичные пьесы Паганини ныне играются студентами консерватории… Так, значит, прогресс существует не только в конструировании синтезаторов?

Вот еще пример потрясающей путаницы: "слишком ревностным защитникам естественного звучания не следует забывать, что 97% всей музыки потребляется в записи, то есть неизбежно подвергается воздействию электронного тракта звукозаписывающей и воспроизводящей аппаратуры… и при этом современные технологии звукозаписи… никто не клянет и по натуральной механической записи времен Эдисона не ностальгирует". Так ведь потому и не ностальгирует, что современные носители высокого разрешения передают звучание гораздо более естественно, чем механическая запись с присущими ей узким динамическим и частотным диапазонами, высоким уровнем шумов и, самое главное, огромными нелинейными искажениями. И какое, собственно, отношение имеют параметры тракта передачи сигнала к


электронной музыке?


Кто защитит музыку? (Кто защитит музыку?)
Но это все было "тепло"… А теперь мы постепенно подходим к тому, что "горячо".

"Ощущение "искусственности" электронной музыки связано с минимализацией в ее звучании "вещественного элемента", зримых физических контактов между исполнителем и музыкальным инструментом".

Кто защитит музыку? (Кто защитит музыку?)
А далее цитата из Анри Бергсона: "чем больше тела - тем меньше духа". А. Энфи полагает, что эта эффектная, но поверхностная фраза философа, исповедовавшего интуитивизм и иррационализм, закроет любую полемику. Нет, извините, не те времена! Это раньше умело подобранная цитата из Маркса, Ленина или, на худой конец, Энгельса являлась своеобразным "шахом и матом", после которых продолжение дискуссии становилось неуместным и даже опасным. А сейчас - ну сказал "широко известный в узких кругах" философ некую банальность на грани пошлости - и что с того? Впрочем, для подкрепления этой идеи автор цитирует Эдуарда Артемьева: "...акустические инструменты являются продолжением тела, а синтезатор - продолжением души..." Эдуард Николаевич - композитор уважаемый и авторитетный, читатели наверняка помнят наше с ним интервью двухлетней давности, но данная его сентенция - очень спорна, и главное - также неглубока. Кстати, сам Артемьев - автор очень большого числа сочинений для симфонического оркестра, так что он с трудом поддается "запихиванию" в рамки "электронного композитора".

Но вернемся к дихотомии "тело-душа", этакому противопоставлению "дионисийского" и "аполлоновского" начал. Конечно, странно, что в концепцию развития музыки столь искусственно привнесен этот метафизический, если не сказать, религиозный элемент, - и тем более странно видеть это на страницах профессионального журнала. Иными словами, подобный "полемический ход" представляется искусственным, если не демагогическим. Поэтому приходится переводить с "русского на русский". И тогда получается, что под тем, что автор называет "грубым" и "телесным", подразумеваются… нормальные человеческие эмоции! Нормальное человеческое восприятие окружающего мира и всего, из чего состоит наша реальность, оказывается не имеющим отношения к тому типу восприятия, который нам пытаются навязать создатели "потусторонней" "настоящей электронной музыки".

Им не нужен и человек: "Наилучшим "рабочим инструментом" выступает сегодня как раз тот самый "стерильный" синтезатор, позволяющий адекватно реализовывать творческую волю и фантазию самодостаточного композитора, являющегося в музыке фигурой "первичной"...". Честно говоря, первое слово, которое приходит на ум при словах "самодостаточный композитор" - это "гермафродит" (уж простите мне мою фривольность!). Но даже если отвлечься от таких ассоциаций, то антимузыкантский пафос создателей "настоящей электронной музыки" очевиден. Им не нужен исполнитель - это всего лишь жертва "рутинной муштры," также никому ныне не нужной… Музыка теперь исходит от синтезатора и сидящего за ним "самодостаточного композитора". Но тогда процесс создания такой музыки следует назвать процессом самоудовлетворения! Не буду переводить это слово на греческий, а то уж совсем неприлично получится…

Конечно, с точки зрения "чистоты звука" синтезатор совершеннее человека. Но вот нужно ли человеку такое "совершенство"? Нашим молодым читателям наверняка известен персонаж компьютерных игр по имени Лара Крофт. Это такая невероятная красотка с длиннющими ногами, осиной талией, необъятным бюстом и громадными глазами - в жизни таких девушек просто не бывает! Но именно поэтому ее красота оставляет нормального человека равнодушным - он предпочтет общение с не столь совершенными, но живыми "лицами противоположного пола". Хотя, как известно, существуют и люди, сутками сидящие в Сети и предпочитающие виртуальное общение реальному. Впрочем, эта тема не для журнала "Звукорежиссер", а для каких-нибудь "Вопросов психиатрии"…

Но у музыки, слава Богу, есть не только "самодостаточные" творцы, но и слушатели, публика, которую никто не спросил: достаточно ли ей потреблять только лабораторный продукт, произведенный "самодостаточным композитором", или все же у нее есть потребность слушать музыку, исходящую от живого музыканта, от его "греховного" тела? От его эмоций, чувств, от его сердца, от его души… Да, души, но не той, которая "продолжение синтезатора", - а той, которая суть человека, и которая неотделима от его тела, страстей, желаний…

Да, публику не спросили, но она сама ответила - хотя бы тем, что аудитория потребителей "настоящей электронной музыки" (хотя и полагает себя элитарной) - мала до неприличия… Почему? Да потому хотя бы, что в этой музыке полностью отсутствует элемент межличностной коммуникации между Артистом и Слушателем. Ведь слушателю не все равно, кто и как издает звуки, которые он слышит. Простой пример - несложно даже на недорогом синтезаторе весьма достоверно изобразить тембр виброфона. Но я с удовольствием пойду на концерт виброфониста - и ни в коем случае не стану слушать клавишника, играющего виброфонную партию на синтезаторе! Я с интересом выслушаю "Полет шмеля" в исполнении солиста или оркестра, - но не стану слушать эту вещь с секвенсера, куда эту пьесу "заколотили" в "пошаговом" режиме.

Публика не ходит на концерт слушать "звуки" - она ходит на концерт слушать Музыку! И Музыканта! И когда на сцену выходят Мстислав Ростропович или Николай Петров, Уинтон Марсалис или Оскар Питерсон, Ингви Мальмстин или Стенли Джордан, Майк Террана или Дживан Гаспарян - публика слушает их, потому что понимает: то, что делают они, не сделает никто! Секвенсер, конечно, сделает - но кому это интересно? Кто заплатит за удовольствие прослушать процесс считывания MIDI-информации и ее преобразования в аудиосигнал? Пусть даже при этом и задействованы "сотни контроллеров", так восхищающих А. Энфи…

"Самодостаточные композиторы" наверняка возразят, что они почти не пользуются MIDI и секвенсерами, а работают чаще всего сразу с электронным звуком, - но это в данном случае ничего не меняет: да, в их музыке нет MIDI - но и человека тоже нет…

Собственно, в статье А. Энфи речь идет о том, что в будущем музыке станут не нужны исполнители, отомрет понятие "виртуоз", исчезнут концертная деятельность и публичное слушание музыки. Потому то за рамками его статьи остались и джаз, и рок - эти виды музыки, при всем их многообразии и неоднозначности, основаны на личности исполнителя, на его непосредственной и в большой степени импровизационной экспрессии, - будь то студия или сцена. И публика идет на концерты для того, чтобы услышать (и увидеть!), как исполнитель поет или играет. То же самое относится и к записи - публика покупает диски, чтобы услышать, а теперь, в эпоху Video-CD и DVD, еще и увидеть любимых артистов. Она хочет слушать работу музыканта, а не виртуальный "звукопродукт".

Итак, что же в итоге? Как можно расценить предложенную нам концепцию развития музыки - и не электронной, заметьте, а музыки вообще? На мой взгляд, она пугающе антигуманна! Впрочем, некоторые ученые-кибернетики вообще считают, что со временем человек как вид уступит место совершенным машинам - точь-в-точь как в упомянутом фильме "Терминатор". Вот отдельные особо прогрессивные композиторы загодя и готовятся к такому повороту эволюции.

Они считают, что музыка будущего - это "музыка интеллекта", в которой не нужны эмоции и чувства, недаром продолжением - и воплощением! - души для них является синтезатор. Из предлагаемой нам "музыки будущего" исчезнут энергия и страсть - прощайте, фламенко и блюз, соул и рок-н-ролл. Исчезнут радость и движение - прощайте, диксиленд и самба. Исчезнет лирическое чувство - прощайте, романс и баллада. А первой исчезнет импровизация - какая уж в электронной музыке импровизация… Музыка станет лишь объектом холодного интеллектуального созерцания. Но коль уж А. Энфи цитирует Бергсона, то позволю и себе цитату из Освальда Шпенглера - философа, оказавшего огромное влияние на миропонимание современного человека: "Чистое, направленное само на себя мышление всегда было чуждо жизни и потому враждебно истории…".


Кто защитит музыку? (Кто защитит музыку?)
Думается, однако, что апокалипсическая картина тотальной роботизации музыки (выражение "музыкальное творчество" здесь вряд ли уместно) все-таки больше отражает глубинные устремления "самодостаточных композиторов" и других музыкантов, не преуспевших в "рутинной муштре", то бишь в высокотехничном овладении инструментом, - чем реалии музыкальной жизни. Бывая ежегодно на франкфуртской Мюзикмессе, я всегда отмечаю, как много молодежи в залах, где выставлены "устаревшие", по мнению адептов электронной музыки, акустические инструменты: все те же скрипки, трубы, валторны, барабаны, рояли… О гитарах и не говорю… Со всей ответственностью могу заявить - этих ребят гораздо больше, чем тех, кто собирается вокруг стендов с семплами и "виртуальными инструментами". Так неужели все эти молодые музыканты с юности обрекли себя на занятие бесперспективным, всецело принадлежащим прошлому, по мнению А. Энфи типом музыки? "Отстойным", говоря на языке этой молодежи? Уверен, что нет - музыка, сочиняемая и исполняемая людьми для людей, существует тысячелетия, и нет никаких оснований предполагать ее скорую и внезапную кончину.


Кто защитит музыку? (Кто защитит музыку?)
Поэтому сетования А. Энфи на то, что "в России не существует до сих пор специализированных музыкальных учреждений, целевым образом ориентированных на полноценное (систематическое и качественное!) обучение детей основам электронной музыки" - вызывают недоумение. Можно и нужно учить электронным музыкальным технологиям студентов училищ и вузов, - но детей? Ведь их невозможно одновременно учить и электронной технологии, и обычной нормальной музыке. Так что по существу, предложение "обучать детей основам электронной музыки" может означать только одно - не учить их музыке вовсе!

Надо трезво смотреть на вещи. Электронная музыка - это только часть всей мировой музыкальной культуры, интересная, востребованная на практике (хотя на сегодняшний день - в основном, в той самой прикладной музыке, о которой А. Энфи отзывается столь пренебрежительно) - но все же только часть! Она удовлетворяет далеко не все музыкальные потребности человека, и попытка расширить "зону влияния" электронной музыки неизбежно будет означать усечение этих самых "музыкальных потребностей". Но "усечь" музыкальные потребности человека можно лишь по живому - "высушив" его самого… Согласно ли человечество на такую "духовную самокастрацию"? Сомневаюсь!

…В этом номере, в статье Ирины Аркадьевны Алдошиной, посвященной VR-системам, есть такие строки: "как психика людей следующего поколения (надеюсь, что еще не нашего) справится с этим полным перемешиванием мира реального и мира виртуального?" Надеюсь, однако, что не только наше, но и следующие поколения застанут существование музыки как "искусства людей для людей". А не "зомби для зомби" и не "машин для машин". Иначе я очень не завидую будущим поколениям…

Анатолий Вейценфельд, архив журнала "Звукорежиссер", 2003, 7